ВЫСОКОЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ
Разбор мема
Барбат и уд
Что означают эти слова, почему хозяин котейки не вернётся из крестового похода и ни слова о том, что такое цитоль
В ряду самых стереотипных элементов Средневековья лютня однозначно занимает почётное место. Если бы авторам клюквы о матрёшке, водке и балалайке предложили снять фильм о Средних веках, главный герой был бы чумным крестоносцем, идущим сжигать ведьму с лютней наперевес.

На самом деле, лютня распространилась по Европе только в XIV веке (под самый закат Средних веков), и в первую очередь это музыкальный инструмент эпохи Возрождения. У лютни было много предков, и все они родом из мусульманского мира. Более-менее близкий старший родственник лютни — персидский струнный инструмент под названием барбат. Его популярность в Иране и название связаны с легендарным придворным музыкантом VI—VII веков Барбадом из Мерва.
Барбад играет на барбаде, фрагмент иллюстрации из «Хамсе», XVI век
Промежуточной стадией между барбатом и лютней был арабский уд. В христианской Европе первые изображения этого инструмента появились на росписях XII века в Палатинской капелле, что в Палермо на острове Сицилия, хотя в арабской Испании на уде играли и в X веке. Уд (в том числе) стал наследством, которое Кордовский халифат и Сицилиский эмират оставили Европе. Где-то там он со временем переродился в лютню, которая позже проникла в остальной христианский мир.
Изображение уда в Палатинской капелле
Главным отличием лютни от уда стало наличие ладов (это вертикальные палочки на грифе, хотя вы, наверное, в курсе). Струны для средневековых лютен изготавливали из кишок животных. Чаще всего использовались овечьи кишки — их промывали, вымачивали в красном вине, сушили, а затем скручивали втрое или вчетверо, чтобы добиться необходимой толщины струны. Кишки других животных использовали гораздо реже, а знатоки струнного дела писали о том, что струны из вольчих кишок вообще портят инструменты.

Мем с несчастным музыкальным котейкой — это маргиналия на полях французского часослова (сборника молитв) XV века. Кот сидит под строками из псалма, содержащими просьбу «отверзнуть уста» молящему для восхваления Господа. Он явно хочет петь, но не может. Потому что коты не умеют петь. Как и многие другие, этот псалом сочинил ветхозаветный царь Давид, прозванный Псалмопевцем. Текст наполнен раскаянием Давида перед Господом за прелюбодеяние. Возможно, поэтому тут и изображён котик, излюбленный символ всего нечистого (мы об этом писали) — обратите внимание на его жуткие лапы и хвост. Скорее всего, это пародия на Давида, символизирующая его греховность.
В руках у котейки лютня, что нормально для XV века, но означает, что его хозяин упустил все большие крестовые походы, и на его долю мог достаться, пожалуй, только крестовый поход на Варну. В этом случае у нас плохие новости: хозяин вряд ли вернётся. В битве при Варне 10 ноября 1444 года крестоносцы были наголову разбиты.

Кстати, ещё кое-что о стереотипах. Трубадуры не играли на лютнях. Они вообще играли на цитолях. Поддержите «Высокое Средневековье», чтобы наш следующий текст не был о том, что такое цитоли.
Материал: Данил рябчиков

ТЕКСТ: макс долинский

Источники: Сhristopher Page, «Voices and Instruments of the Middle Ages: Instrumental Practice and Songs in France 1100–1300»;
Nigel Wilkins, «Instruments and Their Music»

Поддержите «Высокое Средневековье»,
если вам нравится читать нас, и вы хотите, чтобы новые спецпроекты, тесты, разборы мемов, конспекты и подборки выходили чаще
Made on
Tilda