ВЫСОКОЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ
Разбор мема
Бобры
Всем людям стоит уподобиться бобрам, и тогда мы обретём Царствие Небесное, хотя русских это не касается
О средневековых бестиариях мы уже рассказывали на примере котиков. Если не видели, почитайте. А если читали, то наверняка догадались, что с бобрами тоже всё не так однозначно. Они фигурируют в бестиарии и (только не удивляйтесь) являют собой поучительный пример. Только если котики были аватарами дьявола, то бобры, наоборот, показывали себя исключительно с положительной стороны.

В Средние века почему-то считалось, что самое ценное в бобрах — это их яйца. Они якобы обладали целебными свойствами и вообще были всем хороши. Бобриные шкурки людей, скорее всего, тоже интересовали, но не так сильно, как их гениталии. Так что охотились за несчастными животными в первую очередь ради них, что и запечатлел миниатюрист. Но с фантазией.

Бобрам, понятно дело, процесс охоты на них не очень нравился, но главное — они понимали, что человечеству от них нужно. Бестиарий сообщает нам, что загнанный бобёр, оказавшись в очень непростой ситуации, находил нетривиальный выход. Спасая свою жизнь, грызун откусывал собственные гениталии и швырял их в лица преследователям. В итоге все оставались довольны — и охотник, и бобёр (явно чуть меньше, чем до болезненной операции, но главное, что живой). В случае, если бобру не везло, и он опять сталкивался с охотником, ему достаточно было показать, что «всё украдено до нас», и охотник оставлял бобра в покое. Кстати, тот же бестиарий указывает читателю и на недвусмысленное происхождение латинского именования бобра: «castor».

Сейчас не торопитесь с неутешительными выводами о средневековых людях. Историю с самокастрацией бобра придумали не в Средневековье, а в Античности, она встречается у Плиния Старшего. У нас он известен благодаря Бродскому, а вообще он автор «Естественной истории», фактически — античной энциклопедии. Такой вот был уровень естествознания в просвещённой Римской империи. Откуда изначально взялась байка о самокастрации не знает никто.

Ситуация с бобрами странная, но ещё страннее выглядит интерпретация всей этой практики Церковью (да, Церковь интерпретировала в духовном ключе буквально каждый чих, чему тут удивляться). С точки зрения духовенства, бобёр в этой ситуации был человеком, а человек — дьяволом. Дьявол также охотится на нас, как человек охотится на бобра и также настигает его. Единственный шанс человека спастись — так же, как бобёр отгрызает свои яйца, отгрызть от себя собственный грех и швырнуть его в сторону дьявола, откуда он когда-то прилетел. Такой вот метафоричный путь к спасению.

Всё это не прижилось на Руси, потому что у нас свой путь. В отличие от католических стран, в Московии XVII века от бобров были не в восторге. Придворный поэт и воспитатель царских детей Симеон Полоцкий писал, что бобёр подобен двоедушному человеку — ведь он живёт и на суше, и в воде. Не самая лестная характеристика, не правда ли?

Теперь вы знаете обе точки зрения. Каким будет ваш путь к спасению через бобров — решать только вам.
Материал И Текст: костя мефтахудинов

Источники: wikipedia;
University of Wisconsin–Madison libraries;
белова о.в. Славянский бестиарий: словарь названий и символики

Поддержите «Высокое Средневековье»,
если вам нравится читать нас, и вы хотите, чтобы новые спецпроекты, тесты, разборы мемов, конспекты и подборки выходили чаще
Made on
Tilda