ВЫСОКОЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ
Копьё Лонгина
Фрагмент фрески монастыря Сан-Марко во Флоренции. Фра Беато Анджелико, ок. 1440 года
Иисус был уже мёртв, когда пришли римские солдаты — перебили голени двоим распятым, которые были ещё живы, а Христа, чтобы удостовериться в смерти, ткнули под рёбра копьём. Из раны вылились кровь и вода.

По крайней мере, так всё произошло, если верить словам евангелиста Иоанна. Его произведение заняло прочное место в каноне Нового Завета, который не был таким однозначным в Средние века. Для того времени вполне равным Иоанну источником могло служить, скажем, Евангелие от Никодима — тайного ученика Христа. Сам Никодим упоминается, кстати, и у Иоанна.

Непризнанный евангелист сообщает иные, не указанные у Иоанна подробности, например имя солдата — Лонгин. Кроме того, по Никодиму, на момент пронзания груди Иисус был скорее жив, чем мёртв. О степени влияния апокрифического Евангелия от Никодима на христианскую культуру можно судить по названию, закрепившемуся за копьём и канонизации обеими Церквами Лонгина Сотника. Ему посчастливилось не только пронзить Христа (и уверовать — брызнувшая на лицо сотника кровь Спасителя исцелила его катаракту), но и охранять гроб с телом Иисуса и быть свидетелем Его воскресения (и уверовать окончательно).

После такого заряда веры Лонгин, как честный человек, отправился проповедовать и погиб за Христа в родной Каппадокии (сейчас это Турция). Его обезглавили, а голову доставили Пилату, который повелел выбросить её на помойку. Там голову нашла праведная, но слепая женщина, которая сразу же исцелилась. Как вы понимаете, голов скоро стало много, а святой (хоть и апокрифический по происхождению) Лонгин стал главным офтальмологом Средневековья.
Фрагмент фрески монастыря Сан-Марко во Флоренции. Фра Беато Анджелико, ок. 1440 года
Иисус был уже мёртв, когда пришли римские солдаты — перебили голени двоим распятым, которые были ещё живы, а Христа, чтобы удостовериться в смерти, ткнули под рёбра копьём. Из раны вылились кровь и вода.

По крайней мере, так всё произошло, если верить словам евангелиста Иоанна. Его произведение заняло прочное место в каноне Нового Завета, который не был таким однозначным в Средние века. Для того времени вполне равным Иоанну источником могло служить, скажем, Евангелие от Никодима — тайного ученика Христа. Сам Никодим упоминается, кстати, и у Иоанна.

Непризнанный евангелист сообщает иные, не указанные у Иоанна подробности, например имя солдата — Лонгин. Кроме того, по Никодиму, на момент пронзания груди Иисус был скорее жив, чем мёртв. О степени влияния апокрифического Евангелия от Никодима на христианскую культуру можно судить по названию, закрепившемуся за копьём и канонизации обеими Церквами Лонгина Сотника. Ему посчастливилось не только пронзить Христа (и уверовать — брызнувшая на лицо сотника кровь Спасителя исцелила его катаракту), но и охранять гроб с телом Иисуса и быть свидетелем Его воскресения (и уверовать окончательно).

После такого заряда веры Лонгин, как честный человек, отправился проповедовать и погиб за Христа в родной Каппадокии (сейчас это Турция). Его обезглавили, а голову доставили Пилату, который повелел выбросить её на помойку. Там голову нашла праведная, но слепая женщина, которая сразу же исцелилась. Как вы понимаете, голов скоро стало много, а святой (хоть и апокрифический по происхождению) Лонгин стал главным офтальмологом Средневековья.
Коронация Генриха II из «Служебника Генриха II», XI век
Нанесённому под ребра удару позднее придали символический смысл: Блаженный Августин соотносил рану под рёбрами Христа со входом в Святую Церковь, а вытекшие кровь и воду — с таинствами Крещения и Евхаристии. Согласно данной версии, копьё стало символом милосердия, избавившим Христа от мук.

Эпоха Средневековья породила множество различных легенд, связывающих Священное Копьё с деяниями европейских правителей. Оно стало одним из священных символов христианства и наряду с другими реликвиями активно использовалось государями в качестве утверждения своей власти. В средневековой литературе можно проследить географический путь копья (точнее, его наконечника; в отличие от Креста Господня, древко копья подчинилось законам химии) — из Иерусалима во время мусульманского завоевания (VII век) оно было перенесено в Константинополь, и пробыло там до XIII века, пока не было продано королю Франции Людовику IX Святому. Но это только по одной из версий.

По другой, Копьё было передано в Рим после турецкого завоевания Константинополя (XV век). Кроме того, во время Первого крестового похода (XI век) в Антиохии был обнаружен ещё один наконечник, который был отождествлён со Священным копьём (это значительно подняло боевой дух крестоносцев). В общем зачёте, владельцами Священного копья Лонгина в разное время становились Константин Великий, Карл Мартелл, Карл Великий, Юстиниана I, Аларих и Одоакр — это как минимум. Всё — со слов средневековых авторов. На сегодняшний день по миру раскидано не меньше пяти-шести наконечников того самого Копья.
Коронация Генриха II из «Служебника Генриха II», XI век
Нанесённому под ребра удару позднее придали символический смысл: Блаженный Августин соотносил рану под рёбрами Христа со входом в Святую Церковь, а вытекшие кровь и воду — с таинствами Крещения и Евхаристии. Согласно данной версии, копьё стало символом милосердия, избавившим Христа от мук.

Эпоха Средневековья породила множество различных легенд, связывающих Священное Копьё с деяниями европейских правителей. Оно стало одним из священных символов христианства и наряду с другими реликвиями активно использовалось государями в качестве утверждения своей власти. В средневековой литературе можно проследить географический путь копья (точнее, его наконечника; в отличие от Креста Господня, древко копья подчинилось законам химии) — из Иерусалима во время мусульманского завоевания (VII век) оно было перенесено в Константинополь, и пробыло там до XIII века, пока не было продано королю Франции Людовику IX Святому. Но это только по одной из версий.

По другой, Копьё было передано в Рим после турецкого завоевания Константинополя (XV век). Кроме того, во время Первого крестового похода (XI век) в Антиохии был обнаружен ещё один наконечник, который был отождествлён со Священным копьём (это значительно подняло боевой дух крестоносцев). В общем зачёте, владельцами Священного копья Лонгина в разное время становились Константин Великий, Карл Мартелл, Карл Великий, Юстиниана I, Аларих и Одоакр — это как минимум. Всё — со слов средневековых авторов. На сегодняшний день по миру раскидано не меньше пяти-шести наконечников того самого Копья.
Распятие из «Евангелия Рабулы», VI век
Наряду со священным Копьём Лонгина, в средневековых источниках встречается копьё святого Маврикия (Хофбургское копьё), которое зачастую отождествляется с Копьём Лонгина. Его история связана в первую очередь с императорами Священной Римской Империи, и священным оно было потому что внутрь него был вставлен гвоздь с Креста Господня. Но это копьё — не то Копьё.
Материал: никита федонников

Текст: Макс долинский

Источник: THE Catholic EncyclopediA
Поддержите «Высокое Средневековье»,
если вам нравится читать нас, и вы хотите, чтобы новые спецпроекты, тесты, разборы мемов, конспекты и подборки выходили чаще
Made on
Tilda