ВЫСОКОЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ
Гвозди Креста
Ангел, держащий Гвозди Креста. Неизвестный северофранцузский автор конца XIII века
Прошло немногим больше трёх сотен лет после Иерусалимских событий, когда из Византии пришла новость, вызвавшая трепет христианских сердец — обретены крест Господень и гвозди, с помощью которых Его распяли. Как сообщает один из главных восточно-римских историков Феофан в своей «Хронографии», найдены они были византийской императрицей Еленой во время самых удачных в мире археологических раскопок (обратите внимание на сарказм). Реакция на известие о чудесном обретении последовала ожидаемая — гвозди стали востребованы ведущими европейскими политиками. Но мать императора Константина ставила семью на первое место, и главные реликвии христианского мира отправились в столицу империи — Константинополь. И вот там с ними обошлись довольно странным образом. Попросту говоря — уничтожили, но Феофан обставил это красиво: «гвозди же [Константин] одни вковал в свой шлем, а другие вставил в уздечку своей лошади». Действия императора объяснялись одним из многочисленных древних пророчеств и особого удивления не вызывали.
Ангел, держащий Гвозди Креста. Неизвестный северофранцузский автор конца XIII века
Прошло немногим больше трёх сотен лет после Иерусалимских событий, когда из Византии пришла новость, вызвавшая трепет христианских сердец — обретены крест Господень и гвозди, с помощью которых Его распяли. Как сообщает один из главных восточно-римских историков Феофан в своей «Хронографии», найдены они были византийской императрицей Еленой во время самых удачных в мире археологических раскопок (обратите внимание на сарказм). Реакция на известие о чудесном обретении последовала ожидаемая — гвозди стали востребованы ведущими европейскими политиками. Но мать императора Константина ставила семью на первое место, и главные реликвии христианского мира отправились в столицу империи — Константинополь. И вот там с ними обошлись довольно странным образом. Попросту говоря — уничтожили, но Феофан обставил это красиво: «гвозди же [Константин] одни вковал в свой шлем, а другие вставил в уздечку своей лошади». Действия императора объяснялись одним из многочисленных древних пророчеств и особого удивления не вызывали.
Фрагмент распятия (скорее всего, кисти Джованни Марторелли), ок. 1450
Казалось бы — гвозди уничтожены и стали частью императорских инсигний, не о чем больше рассказывать. Однако в Средние века с Феофаном не согласились. И не потому что он жил в VIII веке, а Елена с сыном — в IV. Причиной скорее стало то, что гвоздей оказалось уже гораздо больше, чем у Христа было рук и ног, и в каждом диоцезе, где был гвоздь, именно он считался за истинный. Так что поверить старому византийскому писателю образованные мужи Средневековья не спешили, и люди продолжали поклоняться бесчисленным истинным гвоздям.

В самой Византии, кстати, гвозди и прочие орудия страстей тоже хранили. Николай Месарит, один из православных епископов XII века, писал, что в храме Богородицы Фара на особо торжественных богослужениях, когда присутствует сам император, выставляют реликвии страстей — в том числе гвозди и даже сандалии Иисуса, которые император Иоанн Цимисхий привез из Палестины.

Немало гвоздей разбросало и по Западу. Кальвин в свое время насчитал их в сумме 14 штук по всем уголкам Европы. Но самые известные и политически важные осели в Италии. Эти гвозди стали частью внутреннего обруча Железной короны лангобардов. Железной корона была, конечно, только на словах — поверх внутреннего располагался внешний золотой обруч, инкрустированный драгоценными камнями. Корона была изготовлена в IV веке (том самом, когда Елена подарила миру первые сакральные гвозди), а в IX была значительно переделана, так что сложно сказать, появилась ли она на свет сразу со встроенными реликвиями или они были добавлены позже.
Фрагмент распятия (скорее всего, кисти Джованни Марторелли), ок. 1450
Казалось бы — гвозди уничтожены и стали частью императорских инсигний, не о чем больше рассказывать. Однако в Средние века с Феофаном не согласились. И не потому что он жил в VIII веке, а Елена с сыном — в IV. Причиной скорее стало то, что гвоздей оказалось уже гораздо больше, чем у Христа было рук и ног, и в каждом диоцезе, где был гвоздь, именно он считался за истинный. Так что поверить старому византийскому писателю образованные мужи Средневековья не спешили, и люди продолжали поклоняться бесчисленным истинным гвоздям.

В самой Византии, кстати, гвозди и прочие орудия страстей тоже хранили. Николай Месарит, один из православных епископов XII века, писал, что в храме Богородицы Фара на особо торжественных богослужениях, когда присутствует сам император, выставляют реликвии страстей — в том числе гвозди и даже сандалии Иисуса, которые император Иоанн Цимисхий привез из Палестины.

Немало гвоздей разбросало и по Западу. Кальвин в свое время насчитал их в сумме 14 штук по всем уголкам Европы. Но самые известные и политически важные осели в Италии. Эти гвозди стали частью внутреннего обруча Железной короны лангобардов. Железной корона была, конечно, только на словах — поверх внутреннего располагался внешний золотой обруч, инкрустированный драгоценными камнями. Корона была изготовлена в IV веке (том самом, когда Елена подарила миру первые сакральные гвозди), а в IX была значительно переделана, так что сложно сказать, появилась ли она на свет сразу со встроенными реликвиями или они были добавлены позже.
Железная корона лангобардов
По одной легенде, гвозди из короны были подарены императором Константином (назовём его Еленовичем) епископу Рима, более известному как папа римский. Впоследствии, через руки пап, гвозди попали к королеве лангобардов Теоделинде. По ее приказу и изготовили корону. По другой легенде, гвозди в составе инсигний, изготовленных по приказу Константина, попали в Италию с императором Феодосием Великим, умершим в Медиолане (сейчас он Милан), недалеко от которого они хранятся по сей день. Что из этого правда — решайте сами.
Гвоздь Креста с реликварием из Трира
Корону активно использовали с XI века для венчания германских императоров и королей Италии. Правда, среди её обладателей указывают и Карла Великого, жившего в VIII веке. Корону возлагали и на голову Наполеона Бонапарта в 1805 году, а в 1838 году её использовали по прямому назначению в последний раз — возложили на голову императора Фердинанда I из дома Габсбургов. Позже Габсбурги вывезли корону в Вену, и Милан она вернулась только в 1866 году, после обретения Италией независимости.
материал и Текст: Костя Мефтахудинов

Источники: the Catholic Encyclopedia; V. Maspero «La corona ferrea La storia del più antico e celebre simbolo del potere in Europa»
Поддержите «Высокое Средневековье»,
если вам нравится читать нас, и вы хотите, чтобы новые спецпроекты, тесты, разборы мемов, конспекты и подборки выходили чаще
Made on
Tilda