ВЫСОКОЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ
Разбор мема
Хватай всех птиц!
В Средневековье знали, почему не стоит заглядывать в душу к коту. А мы расскажем о том, что увидел святой Доминик, когда это сделал
Это действительно котики. Не очень удачно получились. Один ловит мышь, другой засмотрелся на птиц, а третий спит. Но, конечно, это не просто котики. На самом деле, это дьяволы.

Дело в разнице восприятия изображений и вообще окружающего мира современным человеком и средневековым — оно очень значительно. Там, где мы видим котиков, средневековый человек тоже видел котиков. А за ними — нестройный ряд аллюзий, в конце которого неизменно находился дьявол.

Основа для картинки — изображение из бестиария середины XIII века (ок. 1225−1250) под неблагозвучным названием «Manuscript Bodley 764» (Бодлианская рукопись 764). Бодлианская — потому что хранится в библиотеке Бодли.

Бестиарий — это средневековый сборник зоологических статей — описаний животных, как реальных, так и мифических. Важно понимать, что разделения между мифом и реальностью для средневекового обывателя не существовало, природа воспринималась не биологической средой, как сегодня, а как язык, которым Бог говорит с человеком. Нормальный христианин просто не задавался вопросом, существуют ли единороги, его интересовало главное — какие выводы нужно сделать, увидев единорога. Бестиарий имеет мало общего с естествознанием, зато вооружает современника всеми необходимыми ему знаниями об окружающем мире. То есть как любить Бога, не попасться дьяволу и ничего при этом не перепутать. Поверьте, это было крайне непростой задачей. Бестарии дают некоторое физиологическое описание изображённого животного (на уровне приблизительного подсчёта конечностей), но в первую очередь они дают трактовку. Так и пишут: «Означает этот зверь…». И дальше — значение животного в контексте борьбы добра и зла за душу человека.

На самом деле, средневекового человека котики интересовали мало. Выводы о значении животных делались на основе Библии, а там про котиков почти ни слова. Но если на кошачьей семиотике всё-таки сосредотачивались, то выводы получались неутешительные. В «Книге тонкостей различных естественных творений» (XII век) немецкой монахини Хильдегарды Бингенской сообщается, что кошка восстанавливает свои естественные соки, облизывая жаб и змий, а без них кошка умрёт. В результате от их яда она и сама становится ядовитой изнутри. «Книга тонкостей…» была грандиозным трудом для того времени, но до глубинной сути кошки Хильдегарда не добралась. В полной мере животное разоблачил Иаков Ворагинский в одном из главных средневековых текстов — «Золотой легенде» (XIII век). Кот у Иакова фигурирует в рассказе об экзорцизме — в решающий момент на святого Доминика прыгает гигантское котоподобное нечто с «огромными глазами, длинным и окровавленным языком, свисающим до самого пупа» и прочими изъянами в фигуре. Тварь улепётывает, а люди, которые это видели, теперь знают истинный кошачий облик дьявола и никогда больше не поведутся на ласковое мурчание.
Материал И Текст: макс долинский

Источники: махов а. е. средневековый демонологический бестиарий
Поддержите «Высокое Средневековье»,
если вам нравится читать нас, и вы хотите, чтобы новые спецпроекты, тесты, разборы мемов, конспекты и подборки выходили чаще
Made on
Tilda