ВЫСОКОЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ
Разбор мема
Зайцы
Милые создания с нежной шерстью и вкусным мясом (наверное) наводили ужас на средневековых людей. Эти зайцы не те, кем кажутся — это кровожадные твари, которые обитают на полях рукописей
Зайцы фигурируют на очень многих миниатюрах (полистайте «Страдающее»), где творят разные непотребства: отрезают людям головы, скачут на собаках и даже склоняют к самоубийству. Во всём виновата, как вы уже наверняка догадались, Библия (в общем-то других произведений обычно под рукой не было). В ней заяц — не особо положительный персонаж третьего плана: книга с романтичным названием «Второзаконие» причисляет его к нечистым животным. Дальше, кстати, она содержит некоторые императивные нормы, обращенные к иудеям, например, запрет есть мерзость. Дословно так, кто не верит, может посмотреть главу 14, стих 3. Раз в этом Библия права, то и в остальном не может ошибаться.

Почему нечестивое животное побеждает человека, вы уже могли догадаться. Его побеждает не заяц, а собственный грех, который символизирует ушастое животное, так что изображение зайца несло некоторые важные и просветительские смыслы. Но Средневековье не было бы такой интересной эпохой, если бы всё было так просто. Изображения зайцев были не только скучными нравоучениями, но выполняли и другую (конечно, отчасти тоже нравоучительную) функцию. Зайцы развлекали.

Обратили внимание на абсурдность ситуаций, в которых проявляются зайцы? Если нет, полистайте «Страдающее» ещё раз. Часто маленькие твари оказываются сильнее людей и убивают их или тащат на себе, будто только что поймали и сейчас насадят на вертел. Тут всё объясняется средневековой амбивалентностью и любовью к противопоставлению высокого и низкого. Впервые об этом написал русский культуролог Михаил Бахтин. Зайцы и люди меняются местами, и это создает комический эффект. Подобная смена ролей (не только между зайцами и людьми) была любимым и, возможно, единственным, средневековым развлечением.

Особенно ярко это проявлялось во время праздников и карнавалов. Средневековое общество было крайне формализованной системой с жёсткой иерархией и всего несколькими социальными лифтами (и то не очень работающими). Выходов за пределы этих рамок было всего два — восстание и праздник. И если в первом случае всё часто заканчивалось плачевно, в случае карнавала шансы на бескровный исход были куда выше.

Средневековые фестивали и праздники были частым явлением и позволяли выпустить пар. Они стирали все социальные рамки и нормы, позволяли открыто смеяться над власть имущими, пародировать мессу и вообще творить абсолютно всё. Именно в таких пародиях, когда люди ничтожные, или вовсе дети, оказывались в ролях людей влиятельных, например, священников, Средневековье и видело самое смешное. Перевернуть общество и мир с ног на голову, позволить строгим социальным порядкам отступить, сделать последних первыми. Нередко это сопровождалось и насилием, в частности, разграблением поместий местных феодалов.

Поэтому и наши зайцы — проявление карнавальной культуры. Они занимают в обществе то место, которое занимать не могли просто потому что они мелкие пушистые пугливые зверьки. Здесь же они убивают людей, служат мессу и даже дарят человеку изоленту (на самом деле, предлагают висельную петлю). В миниатюре смешиваются мотивы перевёрнутого мира и обычного карнавального насилия.

В общем, перед нами — мем. Пройдёт тысяча лет, и цифровые археологи будущего, откопав в культурном слое социальных сетей второсортный паблик из серии «типичных», будут задаваться тем же вопросом, которым мы задаёмся сейчас: «Это что вообще, простите, за херь такая?».
Материал И Текст: костя мефтахудинов

Источники: cnn;
Бахтин м. Творчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса
Поддержите «Высокое Средневековье»,
если вам нравится читать нас, и вы хотите, чтобы новые спецпроекты, тесты, разборы мемов, конспекты и подборки выходили чаще
Made on
Tilda