ВЫСОКОЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ
Битва у Каменной мельницы
Вопрос об историчности мира «Игры престолов» и его соответствии реалиям Средневековья возникает при обсуждении книг и сериала достаточно часто. Яркий пример — то, как поклонники саги бросились разбирать битву за Винтерфелл с точки зрения её историчности и соответствия тактике реальной средневековой войны.

В принципе, вопрос об историчности достаточно прост и ответ на него читатели и зрители давно дали. Джордж Мартин — не профессиональный историк, хотя, очевидно, знаком с большим количеством средневековых источников и исторических трудов. У многих событий и персонажей есть реальные или литературные прототипы. При этом если сам Джордж Мартин стремится, скорее, архаизировать свой рассказ, то сериал, наоборот, постоянно модернизирует жизнь Средневековья, делая её похожей на знакомые зрителю современные образы. В результате в конце цепочки «реальное событие — книга — сериал» от настоящей истории чаще всего остаётся лишь общий ход развития событий: на свадьбе убили всех гостей.

Битва за Винтерфелл, как и Битва бастардов полностью антиисторичны — несоответствий тому, как могло бы быть «на самом деле», можно найти бесконечное количество. Однако это не значит, что средневековой войны у Мартина нет. Наоборот, он, пожалуй первым показал её достаточно достоверно. Но произошло это ближе к началу саги.
Вопрос об историчности мира «Игры престолов» и его соответствии реалиям Средневековья возникает при обсуждении книг и сериала достаточно часто. Яркий пример — то, как поклонники саги бросились разбирать битву за Винтерфелл с точки зрения её историчности и соответствия тактике реальной средневековой войны.

В принципе, вопрос об историчности достаточно прост и ответ на него читатели и зрители давно дали. Джордж Мартин — не профессиональный историк, хотя, очевидно, знаком с большим количеством средневековых источников и исторических трудов. У многих событий и персонажей есть реальные или литературные прототипы. При этом если сам Джордж Мартин стремится, скорее, архаизировать свой рассказ, то сериал, наоборот, постоянно модернизирует жизнь Средневековья, делая её похожей на знакомые зрителю современные образы. В результате в конце цепочки «реальное событие — книга — сериал» от настоящей истории чаще всего остаётся лишь общий ход развития событий: на свадьбе убили всех гостей.

Битва за Винтерфелл, как и Битва бастардов полностью антиисторичны — несоответствий тому, как могло бы быть «на самом деле», можно найти бесконечное количество. Однако это не значит, что средневековой войны у Мартина нет. Наоборот, он, пожалуй первым показал её достаточно достоверно. Но произошло это ближе к началу саги.
Миниатюра из Библии Мациевского, XIII век
Один из «книжных» персонажей — Варго Хоут, командир отряда наёмников на службе Ланнистеров — очевидно списан с «капитанов» так называемых «больших компаний», которые базировались в захваченных замках и опустошали французские селения в XIV веке. Это были фактически самостоятельные отряды, зачастую лишь номинально лояльные какой-либо из сторон — как и отряд Хоута «Бравые ребята». Их заинтересованность прежде всего в грабеже, а не в продвижении интересов своей стороны, особенно хорошо видна в книге. Именно наёмники Хоута, по книге, отрубили руку Джейме Ланнистеру, в то время как в сериале это сделал Лок, человек Русе Болтона, который на тот момент ещё номинально оставался врагом Ланнистеров.

Командиры враждующих сторон периодически пытались навести порядок — организовать наступление, взять важный замок, позволявший контролировать окружающую местность, навязать противнику решающую битву. По этому принципу строилась кампания Робба Старка в Речных землях и владениях Ланнистеров. Больших сражений было всего два — в Шепчущем лесу, когда Робб снял осаду Риверрана и взял в плен Джейме, и (в то же время) у Трезубца, в которой Тирион случайно получил молотом по голове от своего же солдата ещё до начала битвы. Решающего преимущества ни одной из сторон эти сражения не принесли. Робб захватил несколько замков Ланнистеров, но это тоже не привело к перелому в войне. Фактически, за всю кампанию ему не удалось продвинуться дальше Речных земель и Утёса Кастерли. Это достаточно типичное развитие событий для средневековой войны, регулярно увязавшей в осадах замков и городов или борьбе за переправы через крупные реки. Кстати, сравнение кампании Робба с войнами, показанными в последних эпизодах, показывает, насколько сильно сериал изменился, когда потерял литературную основу: союзные армии теперь направляются прямиком к Королевской гавани. Размещены ли гарнизоны на пути войска северян? Кто теперь контролирует Риверран и Близнецы, которые могут остановить армию Джона Сноу за полконтинета до Королевской Гавани?
Миниатюра из Библии Мациевского, XIII век
Один из «книжных» персонажей — Варго Хоут, командир отряда наёмников на службе Ланнистеров — очевидно списан с «капитанов» так называемых «больших компаний», которые базировались в захваченных замках и опустошали французские селения в XIV веке. Это были фактически самостоятельные отряды, зачастую лишь номинально лояльные какой-либо из сторон — как и отряд Хоута «Бравые ребята». Их заинтересованность прежде всего в грабеже, а не в продвижении интересов своей стороны, особенно хорошо видна в книге. Именно наёмники Хоута, по книге, отрубили руку Джейме Ланнистеру, в то время как в сериале это сделал Лок, человек Русе Болтона, который на тот момент ещё номинально оставался врагом Ланнистеров.

Командиры враждующих сторон периодически пытались навести порядок — организовать наступление, взять важный замок, позволявший контролировать окружающую местность, навязать противнику решающую битву. По этому принципу строилась кампания Робба Старка в Речных землях и владениях Ланнистеров. Больших сражений было всего два — в Шепчущем лесу, когда Робб снял осаду Риверрана и взял в плен Джейме, и (в то же время) у Трезубца, в которой Тирион случайно получил молотом по голове от своего же солдата ещё до начала битвы. Решающего преимущества ни одной из сторон эти сражения не принесли. Робб захватил несколько замков Ланнистеров, но это тоже не привело к перелому в войне. Фактически, за всю кампанию ему не удалось продвинуться дальше Речных земель и Утёса Кастерли. Это достаточно типичное развитие событий для средневековой войны, регулярно увязавшей в осадах замков и городов или борьбе за переправы через крупные реки. Кстати, сравнение кампании Робба с войнами, показанными в последних эпизодах, показывает, насколько сильно сериал изменился, когда потерял литературную основу: союзные армии теперь направляются прямиком к Королевской гавани. Размещены ли гарнизоны на пути войска северян? Кто теперь контролирует Риверран и Близнецы, которые могут остановить армию Джона Сноу за полконтинета до Королевской Гавани?
Но даже если в конце всё свелось к зрелищным и лишенным логики битвам, то вполне аутентичная средневековая война и в книге, и в сериале была. Возможно, именно такие проблески реального Средневековья (время от времени появляющиеся на экране), когда конфликт нельзя разрешить одним ударом кинжала, и придают сериалу особенность, превратившую его в настоящий культурный феномен.
Материал и текст: владимир костырев

Источники: herdert Hewitt. «Organization of War under Edward III, 1338–1362»
филипп Контамин. «Война в Средние века»
Maurice Keen. «Medieval Warfare: A History»JONATHAN SUMPTION. HUNDRED YEARS WAR
ЖАН ФРУаССАР. «ХРОНИКИ»
ЖАН ЛЕБЕЛЬ. «ПРАВДИВЫЕ ХРОНИКИ»
Жан де Ваврен. «Собрание староанглийских хроник»

Поддержите «Высокое Средневековье»,
если вам нравится читать нас, и вы хотите, чтобы новые спецпроекты, тесты, разборы мемов, конспекты и подборки выходили чаще
Made on
Tilda