ВЫСОКОЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ
Мать, Дева, Старица
Женщины в условном «Средневековье», характерном для фэнтези, в основном изображаются в соответствии с довольно небольшим набором шаблонов. Часто это грозная воительница, владеющая мечом или топором не хуже воинов-мужчин. Нередко она при этом парадоксально женственна и грациозна, а если речь идёт о кино, то ещё и носит весьма интересный доспех, напоминающий металлический купальник. Другой архетип — женщина-волшебница. Пусть мужчины машут железками, женщины же будут хранительницами тайного знания. Ну и, наконец, есть «принцессы в башне», которые ждут либо спасения, либо возвращения героя из судьбоносного похода против сил зла. Женские персонажи либо несамостоятельны, либо по сути являются мужчинами в юбке — то есть по своим способностям, функциям в произведении, образу действий и мышления ничем не отличаются от персонажей-мужчин, занимающихся, главным образом, выносом врагов.

В Вестеросе — как в книге, так и на экране — картина иная. Кейтилин, Серсея и Санса — отличные примеры женщин реального Средневековья. Они — объекты в игре престолов, их выдают замуж во имя высших политических интересов, а как только они становятся способны рожать детей, их насилуют. Несмотря на высокий социальный статус женщины — будь она королева или жена знатного лорда — общество не позволяет ей играть никакой роли в политической жизни, по крайней мере официально. Их сила — неочевидная, и достигается обычно за счёт влияния при дворе. Лишь случай — очень часто им оказывается война, уносящая жизни мужчин — выдвигает их на первые роли в государстве.

Картина, с точки зрения современного общества, получается весьма печальная. Но в том и заслуга Мартина и авторов сериала: они показали, что сильная женщина в Средневековье (даже условном) — не та, которая может на равных сражаться в бою с мужчинами, что помимо войны есть другие способы утверждения политической власти, например — придворные интриги. Да и вообще существование двора, находясь при котором можно добиться особого положения, тоже роднит Вестерос в реальным миром.

История Серсеи — возможно, самый яркий пример судьбы средневековой женщины, имеющей высокий социальной статус, но вынужденной зависеть от мужчин. Она не превращается, пусть и периодически, в женщину-воина, а действует с помощью личного влияния и интриг, использует мужской интерес и секс, чтобы достичь своих целей. При этом ей долгое время приходится оставаться в тени мужа Роберта Баратеона или отца Тайвина Ланнистера, и лишь ближе к концу ей удаётся стать самостоятельной правительницей.
Женщины в условном «Средневековье», характерном для фэнтези, в основном изображаются в соответствии с довольно небольшим набором шаблонов. Часто это грозная воительница, владеющая мечом или топором не хуже воинов-мужчин. Нередко она при этом парадоксально женственна и грациозна, а если речь идёт о кино, то ещё и носит весьма интересный доспех, напоминающий металлический купальник. Другой архетип — женщина-волшебница. Пусть мужчины машут железками, женщины же будут хранительницами тайного знания. Ну и, наконец, есть «принцессы в башне», которые ждут либо спасения, либо возвращения героя из судьбоносного похода против сил зла. Женские персонажи либо несамостоятельны, либо по сути являются мужчинами в юбке — то есть по своим способностям, функциям в произведении, образу действий и мышления ничем не отличаются от персонажей-мужчин, занимающихся, главным образом, выносом врагов.

В Вестеросе — как в книге, так и на экране — картина иная. Кейтилин, Серсея и Санса — отличные примеры женщин реального Средневековья. Они — объекты в игре престолов, их выдают замуж во имя высших политических интересов, а как только они становятся способны рожать детей, их насилуют. Несмотря на высокий социальный статус женщины — будь она королева или жена знатного лорда — общество не позволяет ей играть никакой роли в политической жизни, по крайней мере официально. Их сила — неочевидная, и достигается обычно за счёт влияния при дворе. Лишь случай — очень часто им оказывается война, уносящая жизни мужчин — выдвигает их на первые роли в государстве.

Картина, с точки зрения современного общества, получается весьма печальная. Но в том и заслуга Мартина и авторов сериала: они показали, что сильная женщина в Средневековье (даже условном) — не та, которая может на равных сражаться в бою с мужчинами, что помимо войны есть другие способы утверждения политической власти, например — придворные интриги. Да и вообще существование двора, находясь при котором можно добиться особого положения, тоже роднит Вестерос в реальным миром.

История Серсеи — возможно, самый яркий пример судьбы средневековой женщины, имеющей высокий социальной статус, но вынужденной зависеть от мужчин. Она не превращается, пусть и периодически, в женщину-воина, а действует с помощью личного влияния и интриг, использует мужской интерес и секс, чтобы достичь своих целей. При этом ей долгое время приходится оставаться в тени мужа Роберта Баратеона или отца Тайвина Ланнистера, и лишь ближе к концу ей удаётся стать самостоятельной правительницей.
Изабелла Баварская на миниатюре к «Книге королевы», XV век
Многое в судьбе Серсеи роднит её с реальными историческими персонажами — например, Изабеллой Французской. Серсея — дочь самого могущественного лорда Вестероса и жена правителя Семи Королевств, который предпочитает ей компанию трёх-четырёх проституток. Изабелла была дочерью короля Франции Филиппа Красивого и женой английского короля Эдуарда II, который пренебрегал ею из-за своей нетрадиционной сексуальной ориентации. Интригами Изабелла сначала добилась прав на французский престол для своего сына в обход своих братьев, а потом и вовсе сбежала от мужа во Францию, вернулась оттуда с любовником и армией и села на английский трон. Что-то здесь неуловимо похоже на историю Серсеи.

Другой вероятный прототип правительницы Семи Королевств — Изабелла Баварская. В юности её выдали за французского короля Карла VI. Через несколько лет после свадьбы тот сошёл с ума и перестал узнавать жену. Согласно некоторым источникам, тогда её любовником стал брат короля Людовик Орлеанский. Позднее Изабеллу обвиняли, что её дети — именно от него, а не от законного короля, а потому не имеют прав на престол. Когда при дворе развернулась борьба между сторонниками Людовика и другого брата короля, Филиппа Бургундского, Изабелле пришлось маневрировать между двумя партиями, чтобы сохранить свое положение при дворе и обеспечить права детей на престол. Иногда кажется, что Мартин чуть ли не списывает судьбу Серсеи с реальных исторических лиц, но тем удивительнее, что до него этого не сделал никто.
Изабелла Баварская на миниатюре к «Книге королевы», XV век
Многое в судьбе Серсеи роднит её с реальными историческими персонажами — например, Изабеллой Французской. Серсея — дочь самого могущественного лорда Вестероса и жена правителя Семи Королевств, который предпочитает ей компанию трёх-четырёх проституток. Изабелла была дочерью короля Франции Филиппа Красивого и женой английского короля Эдуарда II, который пренебрегал ею из-за своей нетрадиционной сексуальной ориентации. Интригами Изабелла сначала добилась прав на французский престол для своего сына в обход своих братьев, а потом и вовсе сбежала от мужа во Францию, вернулась оттуда с любовником и армией и села на английский трон. Что-то здесь неуловимо похоже на историю Серсеи.

Другой вероятный прототип правительницы Семи Королевств — Изабелла Баварская. В юности её выдали за французского короля Карла VI. Через несколько лет после свадьбы тот сошёл с ума и перестал узнавать жену. Согласно некоторым источникам, тогда её любовником стал брат короля Людовик Орлеанский. Позднее Изабеллу обвиняли, что её дети — именно от него, а не от законного короля, а потому не имеют прав на престол. Когда при дворе развернулась борьба между сторонниками Людовика и другого брата короля, Филиппа Бургундского, Изабелле пришлось маневрировать между двумя партиями, чтобы сохранить свое положение при дворе и обеспечить права детей на престол. Иногда кажется, что Мартин чуть ли не списывает судьбу Серсеи с реальных исторических лиц, но тем удивительнее, что до него этого не сделал никто.
И на этом фоне, будто бы специально, в пику любителям героинь в бронелифчиках, Мартин изображает свою женщину-воина, Бриенну Тарт. Он наделяет её физическими данными, действительно позволяющими на равных противостоять мужчинам — невероятными ростом и весом. Но в результате Бриенна становится не героиней, а изгоем, и вызывает у окружающих насмешки, а не трепет. Ей не дано стать рыцарем — даже в сериале, постоянно модернизирующем мир Вестероса, её посвящение становится экстраординарным событием, которое она сама не может сразу принять. Но таков был мир Средневековья, он весьма жестко определял место и обязанности человека в зависимости от его рождения и пола.

Конечно, особняком в книгах и первых сезонах сериала стоит Дейенерис, хотя даже её возвышение начинается в тени брата и мужа. А вводя в эту сюжетную линию один из первых элементов магии в саге — драконов — Мартин демонстративно отключает её от серьёзных исторических аллюзий. Сериал тоже ближе к финалу окончательно отдаляется от параллелей с земной историей, а образы Дейенерис, Серсеи и Сансы, которые воюют между собой, превращаются во вполне актуальный социальный манифест. В реальном Средневековье женщины воевали редко. В большинстве случаев это были крестьянки или горожанки, помогавшие мужьям оборонять свои дома. Есть прецеденты, когда женщины облачались в доспехи и вели мужчин в бой (кроме всем известной Жанны д’Арк можно вспомнить, например, Жанну де Монфор, ставшей после пленения мужа лидером одной из партий в войне за бретонское наследство), но это были случаи экстраординарные и, как правило, вызывавшие осуждение современников.
Материал и текст: владимир костырев

Источники: Jonathan Sumption. hundred years war
Жан фруассар. «Хроники»
жан лебель. «правдивые хроники»
mary erler, Maryanne Kowaleski. «Women and Power in the Middle Ages»
MARY ERLER, MARYANNE KOWALESKI. «Gendering the Master Narrative: Women and Power in the Middle Ages»
ольга тогоева. «Еретичка, ставшая святой. Две жизни Жанны д'Арк»
ОЛЬГА ТОГОЕВА, «ДЕЛА ПЛОТИ. ИНТИМНАЯ ЖИЗНЬ ЛЮДЕЙ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ В ПРОСТРАНСТВЕ СУДЕБНОЙ ПОЛЕМИКИ»

Поддержите «Высокое Средневековье»,
если вам нравится читать нас, и вы хотите, чтобы новые спецпроекты, тесты, разборы мемов, конспекты и подборки выходили чаще
Made on
Tilda